Перевод для русскоязычных

Для тех, кто не владеет украинским, предлагаю перевод статьи .

Социум, культура, наука и мракобесие.

Наблюдая, как в последнее время в Украине расцветают разнообразные псевдонаучные медицинские практики, как насыщается медиа-пространство конспирологических теориями и идеями, каким мощным является сопротивление прогрессивным технологиям, пришло время задуматься, в чем причина, что с этим делать и вообще стоит ли.

Феномен живучести предрассудков и противодействия прогрессу долгое время связывали с низким уровнем образования у населения и нехваткой коммуникации между социумом и учеными. Утверждение в чем-то справедливое, но, как оказалось, объяснить явление оно может только частично. Очаги мракобесия и отторжения некоторых вполне полезных технологий распространены также и в странах с высоким уровнем образования населения. Социологи, которые занимались этим вопросом, пришли к выводу, что причина иррациональных взглядов кроется гораздо глубже — в самих культурных традициях — и обусловлены они социальной психологией. Попробуем разобраться в таких сложных материях. И лучше это сделать на примере массового противодействия генетической модификации и вакцинации.

Табу

Ни рациональные аргументы в пользу тех или иных технологий, ни расчеты всех рисков от их применения (или неприменения) никоим образом не влияют на социальное недоверие к таким технологиям. Очевидно, в обществе существует еще один или несколько факторов неприятия или табу, которые намного сильнее чем рациональные соображения.

Антрополог Мэри Дуглас считает, что общественные табу являются важным эволюционным фактором структурирования социума. Разделяя, очищая, демаркируя, наказывая за преступления, общество навязывает своим членам определенную систему взглядов, которая часто базируется на печальном историческом опыте. Например, запрет каннибализма — важный фактор сохранения стабильных социальных групп в условиях голода; запрет потреблять свинину в мусульманских странах возник как ответ на распространение гельминтов трихинеллы. В основе других табу лежат религиозные верования или философские соображения: вегетарианство, ограничение определенных сексуальных практик или запрет демонстрировать обнаженное тело. Некоторые табу обусловленные феноменом «мистического мышления» — среднестатистический, пусть даже и образованный, человек может без колебаний надеть секонд-хенд рубашку после здорового владельца, но поостережется надевать одежду покойника или инвалида. Впрочем, каковы бы ни были корни этих табу, в основе всех запретов лежит также стремление человека принадлежать к определенной социальной группе и желание такую группу четко очертить.

Но вернемся к вакцинации и генетической модификации. Неприятие этих технологий имеет явные признаки табу. Вакцинацию интуитивно рассматривают как вмешательство в здоровый организм. Это неприятно. Неприятна и тревожна сама мысль о том, что в здоровый организм вводят возбудитель болезни, пусть даже этот возбудитель ослаблен или вообще убит, пусть даже после вакцинации организм будет защищен, а значит — еще более здоровый. Рядовому человеку проще смириться с мыслью, что он заболеет. Такая, мол, судьба. Но преодолеть иррациональные страхи гораздо труднее. Противники вакцинации ищут любые аргументы, которые по их мнению несут признаки рациональности и с облегчением находят оправдание своим страхам. Часто в виде такого объяснения выступает трагическая история, случай, который связывается с вакцинацией, жонглирования статистикой или привлечение других табу: скажем, заявляют, что в процессе изготовления вакцины используют абортивный материал (тем самым поднимая целый пласт различных запретов — здесь и злоупотребления нерожденным ребенком и отвращение к кровавым тканям тела), либо ссылаются на то, что вакцина изготовлена индусами (грязь, другая раса), или говорят, что вакцину используют для стерилизации бедного населения с целью предотвращения перенаселения (размножение как дар природы, завещание богов, и т.п.). Если и это не помогает, в ход идет «самый убедительный» конспирологический аргумент — заговор фармацевтических компаний с целью получения сверхприбылей.

Cхожую клиническую картину можно наблюдать и в отношении генетически модифицированных организмов (ГМО). Страхи и неприятие ГМО заложены в самой формулировке: ГМО — это организм, генетический материал которого изменен способом, которого не существует в природе и изменение предусматривает возможность искусственного переноса генетического материала из одного вида в другой.

Теперь смотрим в чем дело. Рядовой человек легче воспринимает фиксированные категории, чем переменные и текучие, стабильность и дискретность считается более предсказуема, чем смесь и движение, естественность лучше искусственности. Поэтому вербализация страхов как правило несет в себе оговорки именно такого сорта: «неконтролируемое размножение» (угроза стабильности), «ГМО ломают барьер между видами» (угроза дискретности), «генетическое загрязнение» (угроза чистоте), «чужеродный ген» (угроза собственным генам), «искусственная, рукотворная перемена» (угроза естественности). Само словосочетание «генетическая манипуляция» несет негативную окраску, и борцы с ГМО используют его чаще, чем более нейтральное «модификация». Итак, ГМО рассматривают как нечто измененное, неконтролируемое, грязное, неестественное, склонно загрязнять и, возможно, такое, что, само способно что-то изменить. Разумеется, употреблять продукт с таким набором качеств становится интуитивно неприятно. Сколько бы ученые не приводили аргументов относительно оценки рисков, сколько бы ни демонстрировали преимуществ, рациональными аргументами сломать подобные стереотипы очень трудно. Человек воспринимает себя как несовершенное создание, соответственно любое вмешательство человека в природу воспринимается также как несовершенное. Тот очевидный факт, что природа сама по себе переменная и очень относительно дискретная и идеальная, существует на задворках сознания, а конкретные примеры быстрых естественных изменений и мутаций скорее пугают, чем воспринимаются как данность.

Конспирология

Кроме интуитивного иррационального табуирование большую роль в распространении мракобесия играют конспирологическая теории, когда все происходящее в обществе, интерпретируются как результат тайной планомерной деятельности отдельных влиятельных лиц или групп. В развитых обществах конспирологические теории и их сторонники существуют как маргинальные течения, но такие теории расцветают в условиях социального хаоса, когда общество ощущает угрозу. В основе возникновения теорий заговоров лежат социальные и психологические потребности человека объяснить мир, а конспирология дает простые и понятные ответы. Добавляет силы конспирологии и таинственность и непрозрачность власти. Человек, который попадает в плен конспирологии, проэцирует свое собственное стереотипное мышление на чужую мотивацию. Факты, которые не вписываются в теорию, отбрасываются или вписываются в сам сговор. Адепты конспирологии чаще всего сами страдают от собственной потери контроля над окружающими событиями. А конспирологическая теория дарит ложное ощущение контроля, реальность будто структурируется, каждое новое событие идеально вписывается в уже существующую схему. Конспирологи демонизируют мнимых заговорщиков, приписывают им самые аморальные мотивы, незаурядное коварство и силу. Все, кто вступает в борьбу с таким сговором, начинают видеть себя социальными спасителями. Опровергнуть аргументы конспирологов так же трудно, как опровергнуть лихорадочно бред. Для человека, который видит галлюцинации, они такие же настоящие, как реальный мир.

Для сохранения остатков здравого смысла следует делать мысленное упражнение из жизни математиков: взять карандаш и нарисовать на бумаге, скажем, всего 6 точек. А затем последовательно соединить эти точки прямыми отрезками. После этого попытаться посчитать количество вариантов, в какой последовательности эти точки можно соединить. Кто помнит из школы, что такое факториал, может воспользоваться простой формулой и убедиться, что количество возможных вариантов достигнет 46656 720. Когда мы наблюдаем некое явление и пробуем ретроспективно разобраться в причинах, вызвавших его, нужно не забывать: даже если предположить, что причина у нас одна — заговорщики, то путь реализации заговора проходит через тысячу, не шесть точек, каждая из которых отдельный человек , целые социумы своим убеждениям, сомнениями и настроениями. Такое количество людей гораздо менее предсказуема, чем стабильная абстрактная точка на бумаге. И лучшее средство против конспирологии — прозрачность, открытость, доступность и объективность информации.

Слухи и дезинформация

Впрочем, у конспирологов и других мракобесов есть и против этого мощное оружие, которое называется слухи. Совсем недавно ученые исследовали интересный факт, который можно распознать и без дополнительных экспериментов: если человеку предложить на выбор объективную, достоверную и проверенную информацию и в противовес ей сомнительные слухи, то человек поверит скорее слухам. Считается, что этот коммуникативный феномен имел когда свой эволюционный смысл: восприятие сплетен и слухов — самый быстрый способ собрать как можно больше информации за короткое время. Таким образом эволюция сыграла с нами злую шутку: человек скорее поверит соседке, которая рассказала, что знакомому шурину невестки помог чудодейственный препарат от аллергии, чем сложной статье с приведенным коэффициентом достоверности двойного слепого рандомизированного плацебо-контролируемого исследования. Этим феноменом пользуются как псевдо-врачи, так и политтехнологи — чернопиарщики.

Раньше было просто: с одной стороны официальная наука и медицина, с другой нетрадиционная — шаманы с бубнами и бабки-шептухи. Официальная медицина лелеяла свою репутацию, а нетрадиционная — привлекала клиентуру индивидуальным подходом и примерами чудесного исцеления в пределах статистической погрешности. Казалось бы, для того, чтобы противодействовать слухам, достаточно растолковать большинству населения разницу между научным подходом и откровенным шарлатанством. Но общий развал системы медицинской помощи вместе со слухами о чудодейственных препаратах, которые способные исцелить безнадежно больного, сдвинули здоровый баланс в пользу шаманства. Некоторые адепты нетрадиционной медицины, которая все еще ассоциируется с чем-то не совсем достоверным, взяли на вооружение более убедительный термин «альтернативная медицина». То есть тоже как бы медицина, но альтернативная официальной, которая, как известно – сплошные очереди в поликлинику, заполнение бланков, неприветливые врачи и вакцинация.

Для тех, кого трудно убедить словами, кто еще не совсем потерял веру в науку и требует рациональных аргументов, некоторые шарлатаны придумывают себе регалии с вполне научными названиями. Такой вид шарлатанства, пожалуй, является самым опасным. Наука сделала такой рывок со своими открытиями, что нормальному человеку сложно разобраться, где заканчивается настоящая наука и начинается подделка. Если в стенах одесского национального университа имени Мечникова разрабатывают прибор для биорезонансной диагностики, какие могут быть основания сомневаться в его эффективности? Подобных «изобретений» при желании можно найти огробное количество в различных отечественных научных и научно-коммерческих учреждениях. Достаточно посмотреть на официальной странице Министерства здравоохранения анонсированную некогда выставку-ярмарку современных медицинских технологий: чакрогирудотерапия, рефлексотерапия, иридодиагностика, биорезонансная диагностика и информационно-волновая терапия ищут пути интеграции в официальную медицину. Ищут и успешно находят. Многочисленные сертификаты, государственная регистрация и официальные допуски легализируют мракобесие на высшем уровне. Полная компьютерная диагностика? Пожалуйста! Освящена заключением государственной санитарно-эпидемиологической экспертизы.

Что делать?

Таким образом, вырисовывается довольно неутешительная общая картина: хаотическое общество, которое испытывает тревогу вследствие внутренней и внешней угрозы и ищет ошибочное объяснение своим бедам, при этом подвержено иррациональному табуированию определенных тем, а также лакомое к слухам и сплетням, чем охотно злоупотребляют мошенники разного сорта. С таким обществом обязательно случится беда. Поэтому каждый, кто способен сохранять здравый смысл, должен это делать. Прежде всего, следует критически относиться к интуитивному табуированию, учиться рационально, логически осмысливать информацию и делать правильные выводы, распознавать манипулирования и мошенничество. Также учиться задавать правильные вопросы и искать на них верные ответы.

От и .

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: